primary logosecondary logo

Молодёжь как социальный куматоид к вопросу о социальном статусе молодёжи в обществе

УДК 316.346.32-053.6
А.В. Безруков

1

МОЛОДЁЖЬ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ КУМАТОИД:
К ВОПРОСУ О СОЦИАЛЬНОМ СТАТУСЕ МОЛОДЁЖИ В ОБЩЕСТВЕ
Статья посвящена рассмотрению молодёжи как социально-демографической группы, объекта
социализации и активного субъекта общественной жизни. На основе теории «социальных эстафет»
М.А. Розова предлагается и обосновывается изучение молодёжи как специфического «социального
куматоида», занимающего двойственное положение в общественной системе. В качестве сущностной
характеристики молодёжного куматоида обозначается процесс социального самоопределения.
Ключевые слова: молодёжь, социальный куматоид, социальный статус, социальное самоопределение.

Рассматривая молодёжь как специфический объект исследования, следует различать
онтологическое и гносеологическое содержание этой категории. В первом отношении,
молодёжь как форма реально существует в каждом обществе и составляет значительную
часть его населения. Во втором отношении, содержание «молодёжи» определяется тем, как в
данном обществе понимается молодежь.
При интерпретации категории «молодёжь», во-первых, акцент делается на том, что
это социальная группа, выделяемая на основе демографического фактора «возраст» [3, 4, 10].
В русле такого подхода исследуются половозрастные социально-обусловленные
психологические и общественно-приписанные поведенческие особенности молодых людей,
особенно, в плане гендерной идентификации, а также образовательной, профессиональной и
семейной сферах личной жизни. При этом, чёткие границы молодёжного возраста остаются
дискуссионным вопросом и варьируются в разных странах. Как правило, это люди в возрасте
от 16 до 30 лет. В исследовательском же плане целесообразно выделять три возрастные
категории молодежи: от 16 до 18 лет; от 19 до 24 лет; от 25 до 30 лет. Такая периодизация к
тому же подкрепляется рядом социальных событий и позиций: законодательное оформление
прав и обязанностей, получение профессионального образования, трудоустройство, создание
семьи [12, С. 598].
Во-вторых, в молодости индивиды активно социализируются при освоении
окружающей действительности и ролей взрослых членов общества [1, 8, 9, 14]. «Молодёжь»
в таком понимании, наследуя достигнутый уровень развития общества, выступает
исключительно как объект социализации. Особое внимание при этом уделяется трудностям в
освоении социальных ролей в силу отсутствия у молодых людей необходимой
экономической свободы, уровня профессионализма и жизненного опыта в целом.
Следовательно, пребывание в молодости – это временное явление, однонаправленное
в будущее взрослое состояние субъекта. При этом, «молодёжь» нельзя идентифицировать с
конкретным набором этих субъектов, поскольку имеет место быть постоянный переход от
детства к молодости и от молодости ко взрослости. Каждый субъект бежит своего рода
«социальную эстафету» [13, С. 86]  вступает в молодость и, усваивая непосредственные
социально одобряемые образцы поведения и деятельности, покидает её, - этот процесс
длится непрерывно. Захватывая в себя новых субъектов, «молодёжь» выступает как
«аутопоэзийная замкнутая система». В свою очередь, важное свойство любой общественной
системы, согласно Н. Луману, - поддержание границ с окружающей средой.
Вместе с тем, возрастающая роль случайностей, общественные флуктуации и
неопределённость будущего снижают значение социализирующих и принуждающих
структур современного общества, повышают риск саморазрушения системы, что заставляет
обратиться к внутренним факторам, т. е. индивиду и его взаимодействию со средой.
Поэтому, в-третьих, «молодёжь» рассматривается как активный субъект общественной
жизни, бросающий вызов традиционному общественному укладу и транслирующим новые
ценности [2, 5, 6, 7].
© Безруков А.В., 2016 г.