home

Применение элементов анализа нарративов в исследовании социального капитала

?
УДК 316.472.4
А.Е. Кузнецов, Ю.С. Маркова
ПРИМЕНЕНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ АНАЛИЗА НАРРАТИВОВ В ИССЛЕДОВАНИИ
1
«СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА»
В статье приводятся аргументы в пользу применения анализа нарративов в интерпретации данных
интервью. Рассматриваются подходы Лабова и Тодорова. Выдвигаются предположения: (1) подход
Тодорова, основанный на модели сюжета, предпочтительнее подхода Лабова, основанного на модели
нарратива, (2) нарративы и сюжеты в ответах респондентов фигурируют в неполной, но
распознаваемой форме.
Ключевые слова: нарратив, анализ нарративов, социальный капитал.

«Нарратив – организация материала в хронологически последовательном порядке и
фокусирование содержания в единой связной истории» [9, p. 3]. Возвращение к нарративам в
социальных науках связано с возрождением интереса к пониманию роли культуры групп и
воли индивидов в качестве «важных каузальных агентов изменений» [9, p. 9]. Главная задача
нарративов – поиск и изложение причинно-следственных (каузальных) объяснений.
Нарратив – обыденная теория каузации, принадлежащая рассказчику [6]. Нарративы не
объясняют эволюцию общества, но отчасти объясняют действия социальных групп и их
отдельных представителей.
Францози (1998) называет 2 причины для социологов заняться анализом нарративов:
«(a) нарративные тексты полны социологической информацией и (b) значительная часть
наших эмпирических данных имеют нарративную форму» [1, p. 519]. Поскольку нарративы
являются обыденными, «туземными» или «народными», способами объяснения, их
способность служить в качестве научных объяснений неочевидна. С другой стороны, ни одно
объяснение не может быть совершенно лишено всякой «нарративной» составляющей.
Понятное описание есть всегда также и объяснение. Эту проблему анализировал Клиффорд
Гирц, предложивший форму «плотного описания», т.е. такого текста, где собственно
описание (перечисление внешне наблюдаемых событий и обстоятельств) слито с
объяснением [2]. «Термин "плотное описание" не означает богатство или подробность
отчета» [3, p. 288, note 5]. Текст может быть сколь угодно короток, но целостен и понятен в
силу, например, нарративной организации.
Анализ нарративов в социологии обычно ссылается на авторитет гарвардского
социолингвиста Уильяма Лабова. Связь между социологией и социолингвистикой
обусловлена общностью объекта исследования – спонтанными описаниями опыта в форме
диалогов, интервью, биографий и т.п. Работа Лабова изначально шла параллельно с работой
социологов – в своем opus magnus, в «Языке во внутреннем городе» (1972), Лабов сетует на
отсталость лингвистики в изучении синтаксиса языковой интеракции – дескать, социологи
Сакс и Щеглофф, продвинулись гораздо дальше в изучении дискурса [4, p. 298]. Сегодня
ситуация противоположна – в изучении «дискурса», «нарратива», «биографий» социология
заимствует идеи нарративистов, развитые еще в 1970-х годах. Здесь необходимо учитывать,
что нарратологическое направление не едино, а представлено несколькими традициями. Для
социологии, - науки заимствующей, - важно учитывать неочевидные, но принципиальные
различия между источниками заимствования. Последние могут быть проиллюстрированы
подходами к анализу нарративов у Лабова и франко-болгарского историка и социолога
Цветана Тодорова. Концепции нарратива у Лабова и Тодорова развиваются параллельно и
независимо друг от друга.
Для Лабова, нарратив – серия ответов на вопросы в структуре нарративных категорий:
© Кузнецов А.Е., 2017 г.
Публикация подготовлена при финансовой поддержке РФФИ, проект «Социальный капитал организации как
фактор модернизации российской промышленности (на примере предприятий Пермского края)», № 16-0300374