primary logosecondary logo

Критика гедонизма в поэме Эдмунда Спенсера "Muiopotmos, или судьба мотылька"

?
ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––
РОССИЙСКАЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОЛОГИЯ

2015

Вып. 1(29)

УДК 821.111

КРИТИКА ГЕДОНИЗМА
В ПОЭМЕ ЭДМУНДА СПЕНСЕРА
«MUIOPOTMOS, ИЛИ СУДЬБА МОТЫЛЬКА»
Ирина Игоревна Бурова
д. филол. н., профессор кафедры истории зарубежных литератур
Санкт-Петербургский государственный университет
199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, 11. irinaburova@hotmail.com

Эпиллий Э. Спенсера «Muiopotmos, или Судьба Мотылька» рассматривается в контексте восприятия и осмысления гедонизма в ренессансной Англии, где он ошибочно ассоциировался с учением
Эпикура и подвергался суровой критике гуманистов на протяжении всего XVI столетия. В отличие от
итальянских апологетов чувственных удовольствий как источников человеческого счастья, английские мыслители полагали, что истинное удовольствие должно иметь скорее интеллектуальный характер, нежели физический. Необузданное стремление героя поэмы Спенсера мотылька Клариона к чувственным наслаждениям перекликается с общим умонастроением эпохи Возрождения, нашедшим отражение в многочисленных философских и педагогических трактатах той эпохи. Сюжет эпиллия, основанный на открывающей шестую книгу «Метаморфоз» Овидия истории Арахны, дает поэту возможность показать, как в прекрасном мотыльке рождается и усиливается жажда чувственных удовольствий, однако кратковременное счастье, которое он испытывает, потворствуя этим своим стремлениям, оказывается иллюзорным, а гедонистические порывы приводят прелестное создание к гибели.
Опасность гедонизма подчеркивается в образной системе эпиллия тем, что паук Арагнолл действует
против Клариона в союзе с ветром, который в христианском символизме устойчиво ассоциируется с
сатанинским началом. Э. Спенсер объективно разделял эвдемонизм итальянских поклонников Эпикура, однако использовал историю о Кларионе в качестве повода для критики гедонизма и утверждения
этического идеала умеренности как золотой середины между крайностями, гедонизмом и аскетизмом.
Ключевые слова: Эдмунд Спенсер; ренессансный гедонизм; ренессансный эпикуреизм; критика гедогизма; эпиллий; Muiopotmos; золотая середина.
Существенной чертой эстетики Возрождения
является оправдание плотских наслаждений
(«реабилитация плоти»), крайним проявленим
которой стал ренессансный гедонизм. В Англию
XVI столетия, как и в другие западноевропейские страны, гедонистические умонастроения,
воспринимавшиеся как проявление эпикуреизма
вплоть до выхода в свет «Анатомии меланхолии»
(1621) Р. Бертона [Burton 1903: 117–118], пришли
из Италии, вступив в противоречие со строгим
протестантским видением смысла жизни. Тюдоровские гуманисты отнюдь не отрицали представления о счастье как норме бытия (оно лишь
укрепилось с проникновением в Англию идей
Аристотеля, изложенных в «Никомаховой этике»
[1097а: 30–34; 1098а: 13; Aristotle 2000: 10–11].
Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться
к «Утопии» Т. Мора, где право на счастливую
© Бурова И.И., 2015

жизнь утверждается ссылкой на желание Бога
видеть людей счастливыми, а счастье жителей
острова обусловлено тем, что эпикуреизм в Утопии был возведен в ранг универсального политического принципа [Nichols 1976: 180–185]. Однако английские мыслители не ставили знака равенства между счастьем и чувственным наслаждением, как это делали итальянские мыслители
(прежде всего, Манетти и Валла), переводя свои
рассуждения в плоскость высокой морали и полагая, что по-настоящему счастливым может
быть только тот, для кого взлелеянная воспитанием добродетель стала естественной нормой
поведения. Т. Мор, в частности, оправдывал гедонистические устремления только в том случае,
если они были связаны с получением «честных и
благородных» наслаждений, даруемых духовной
свободой и просвещением [More 1965: 134]. По-

92