home

Романы "новой деловитости" в контексте литературной кинематографичности

?
ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––
2015

РОССИЙСКАЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОЛОГИЯ

Вып. 3(31)

УДК 821.112-2

РОМАНЫ «НОВОЙ ДЕЛОВИТОСТИ» В КОНТЕКСТЕ
1
ЛИТЕРАТУРНОЙ КИНЕМАТОГРАФИЧНОСТИ
Ольга Александровна Дронова
к. филол. н., доцент кафедры зарубежной филологии и лингвистики
Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина
392000, Тамбов, ул. Интернациональная, 33. oa.dronova2014@yandex.ru
В статье рассматривается специфика литературной кинематографичности в романе «новой
деловитости». Формирование этого течения приходится на двадцатые годы – время расцвета кинематографа, и кинематографические приемы обнаруживаются в творчестве всех значимых писателейхудожников рассматриваемого периода. Это обусловлено стремлением авторов «новой деловитости»
создать актуальное искусство, опирающееся на достоверное свидетельство. Этическое требование к
художнику «быть правдивым» сочетается с принципом объективности изображения, близкой техническому воспроизведению кинокамерой. Видимый мир представляется подлинной, неискаженной
реальностью, а способность к наблюдению объявляется более важным качеством художника, чем воображение. Специфическим для «новой деловитости» является требование антипсихологизма, сформулированное еще в «Берлинской программе» А. Дёблина, согласно которому психологические мотивировки поведения героев должны быть заменены «киностилем» в изображении человека и окружающего мира. Акцентирование визуальности в романе «новой деловитости» сочетается с радикальным сокращением психологизма, превращением героя в инстанцию, фиксирующую внешний мир.
Наблюдатель – центральный персонаж большинства романов «новой деловитости». Роман «Берлин
Александрплац» является образцом кинематографического монтажного романа, в котором тема зрения получает символическую трактовку. В романе Э. Кестнера «Фабиан» замена интроспекции
внешними впечатлениями служит средством изображения кризиса героя на фоне кризиса общества. В
контексте кинематографизма проанализирован роман И. Койн «Девушка искусственного шелка»,
рассказчица которого превращает свою жизнь в кинодневник.
Ключевые слова: «новая деловитость»; литературная кинематографичность; визуальность;
монтаж; повествование; психологизм; роман.
Взаимодействие литературы и кино является
одной из важнейших тенденций развития культуры двадцатого века. В отечественном и зарубежном литературоведении продолжает интенсивно изучаться вопрос взаимовлияния литературы и визуальных искусств, проблема визуальности и кинематографичности литературы
(М.М.Бахтин, М.Б.Ямпольский, И.А.Мартьянова,
Х. Зегерберг). Рассмотрение этой проблематики
затрагивает широкий круг вопросов, включая
индивидуально-авторскую «культуру взгляда»,
функционирование образов-символов, моделирующих повествовательную оптику (зеркало,
фонарь, очки и другие), особенности реалистической вещности как проявления визуального
начала, а применительно к литературе двадцатого века на первый план выдвигается использова-

ние техники монтажа и перспективация повествования.
Обладая рядом пересечений, категории визуальности и кинематографичности тем не менее
не тождественны. По определению И. А. Мартья
новой, литературная кинематографичность представляет собой «характеристику текста с монтажной техникой композиции, в котором различными, но прежде всего композиционносинтаксическими средствами изображается динамическая ситуация наблюдения» [Мартьянова
2002: 9]. Роль наблюдателя подразумевает ограничение изображаемого его точкой зрения, что, в
свою очередь, связано со «структурированием
поля зрения, обозначением его границ, фокусированием, с наложением разнообразных полей
зрения друг на друга, с лексико-синтаксической

© Дронова О.А., 2015

88