home

Экфрасис в романе А. Королева "Эрон"

?
ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––
2015

РОССИЙСКАЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОЛОГИЯ

Вып. 4(32)

УДК 821.161.1 “1992/…”

ЭКФРАСИС В РОМАНЕ А. КОРОЛЕВА «ЭРОН»
Марина Петровна Абашева
д. филол. н., профессор кафедры новейшей русской литературы
Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет
614990, Пермь, ул. Сибирская, 24. m.abasheva@gmail.com

Евгений Николаевич Чащинов
аспирант кафедры новейшей русской литературы
Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет
614000, Пермь, ул. Ленина, 10-363. evgenij-chashchinov@yandex.ru

Статья посвящена поэтике экфрасиса в романе «Эрон» (2014), занимающем центральное место в творчестве российского писателя Анатолия Королева. Экфрастический дискурс в его прозе на
редкость обширен, превышает диегетическую составляющую текстов и создает специфический, пропущенный через призму культуры, вторичный мимесис. В статье устанавливаются источники, объекты экфрастических описаний А. Королева, исследуются функции экфрасиса в романном целом. Протоэкфрасисом, определяющим сюжет и поэтику романа «Эрон», становится у Королева триптих
Иеронима Босха «Сад земных наслаждений». Сюжетное движение и персонажное строение романа
обусловлены палимпсестным наложением живописных, музыкальных, кинематографических экфрасисов. Отличительной особенностью экфрастической поэтики А. Королева оказывается использование экфрасиса как способа автометаописания позиции романиста в тексте и как средства интеллектуально-философской рефлексии автора. Интермедиальность для писателя изначально является естественной и сознательной стратегией. Индивидуальный случай экфрасиса Королева можно считать
одним из симптомов характерной для современной литературы тенденции к интермедиальности, синтезирующей языки разных видов искусств.
Ключевые слова: экфрасис; современная русская проза; Анатолий Королев; модернизм;
постмодернизм; интермедиальнось; эссеизм.
Экфрасис сегодня – один из наиболее популярных предметов изучения в литературоведении и культурологии (см., например: [Schmidt
2013; Невыразимо выразимое 2013]). Причиной
тому – нарастающая распространенность экфрастического дискурса в литературе, очевидно связанная с влиянием интермедиального характера
современной культуры. Активно развивается
1
экфрастическая проза в западных литературах .
Нарастает тяга к экфрасису и в современной русской прозе – у Ю. Буйды («Ермо», 1996),
А. Кима («Сбор грибов под музыку Баха», 2007),
А. Иванова («Блуда и МУДО», 2007) и др.
Экфрасис исследуется как вербальная репрезентация
визуального
(по
определению
Н.В. Брагинской, «“перевод” с языка изобразительного на язык словесный» [Брагинская 1977:
260]), активно изучается как в риторическом, так

и в семиотическом аспектах (см., например:
[Геллер 2002]). В нарратологии экфрасис рассматривается как тип повествования: «Проникая
в художественный литературный текст, экфразис
сращивается с рассказываемой историей и образует тем самым с диегезисом неразрывное целое», при этом экфрасис «становится метаязыковой рефлексией по поводу метафорического содержания картины» [Шатин 2004: 218]. Многочисленные
исследования
художественных
экфрасисов у разных авторов свидетельствуют о
том, что в художественном тексте они могут выполнять характерологическую, хронотопическую, сюжетообразующую, символическую и
другие функции. Авторы монографии «Экфрастические жанры в классической и современной
литературе» (2014), обобщая существующие исследования, справедливо заметили, что экфрасис

© Абашева М. П., Чащинов Е. Н., 2015

89