primary logosecondary logo

Лайфлоггинг как элемент развития личности в речи и действии

?
УДК 316.612
Н.А. Миронов
1
ЛАЙФЛОГГИНГ КАК ЭЛЕМЕНТ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ В РЕЧИ И ДЕЙСТВИИ
В это статье автор рассматривает такой феномен повседневной жизни, как «лайфлоггинг». Автор
указывает на преобладающие в современных практиках способы лайфлоггинга, указывая, что ими
являются социальные сети. Вместе с этим автор дает одно из возможных объяснений того, по каким
именно причинам социальные сети сегодня так популярны и какого их социальное и
экзистенциальное значения для рядового пользователя. Для этого автор приводит важные
теоретические моменты таких социологов и философов как, Дж. Г. Мид, Х. Аренд, П. Рикёр.
Ключевые слова: лайфлоггинг, социальные сети, самость, идентичность.

Нет необходимости в каких бы то ни было познавательных усилиях для того, чтобы
прийти к осознанию того факта, что мобильные устройства, различные веб-сервисы и
социальные сети сегодня включены в наши рутинные практики, как, казалось бы, в них не
было включено так сильно ничто другое. Поскольку своей сущностью социальные сети
направлены на то, чтобы пользователь постоянно наполнял свой профиль актуальной
информацией о своей жизни («о чем вы сейчас думаете?»), и поскольку именно этот способ
использования социальных сетей (повествование о себе, трансляция своего образа жизни)
сегодня наиболее актуален, постольку закономерно говорить о том, что пользователь,
активно использующий социальные сети, занимается «лайфлоггином», то есть записью своей
повседневной жизни. Однако в этой статье я использую это слово хотя и в очень близком, но
не в точном значении. Под лайфлоггингом обычно понимается автоматическая, не
требующая внимания запись на цифровой носитель абсолютно всех своих повседневных дел,
архивация каждого дня своей жизни [4]. Тому, как люди используют социальные сети,
больше все же подходит термин «блогинг», но этот термин не говорит именно о
запечатлении жизни, поскольку пользователи могут вести блоги на отдаленные от неё темы.
«Лайфлоггинг» в этом смысле оказывается всего лишь удобным термином для обозначения
«запечатления своей жизни посредством социальных сетей».
Такая включенность социальных сетей в нашу жизнь уже давно вызвала шквал
критики, в основных положениях которой главными антагонистами выступают человек и
«виртуальное пространство». И хотя с точки зрения такой критики виртуальное
пространство является губительным для человека во многих аспектах, эта критика встречает
отпор в лице таких исследований и теорий социальных сетей, теоретической оптикой
которых является символический интеракционизм [5]. Он и производные от него теории
дают возможность понять и переосмыслить трансформацию социальных механизмов в свете
развития социальных сетей. Однако проблема таких теорий заключается в том, что
символический интеракционизм, описывающий социальные сети в категориях «I» и «Me»,
хоть и дает прочную базу, для рассмотрения социальных сетей как важного социально
ресурса, тем не менее лишает теоретической возможности говорить о том, как этот ресурс
связан не только с «Я» пользователя и его Самостью, но связан еще и с уникальностью этого
пользователя, его личной историей.
Логичным поэтому представляется взглянуть социальные сети в аспекте
формирования и поддержания персональной. Поскольку основные понятия символического
интеракционизма являют собой некое активное субъективное начало (Я) и некую
совокупность общих социальных установок (Самость), идентичность личности может быть
понята, как сознание и принятие со стороны Я своей Самости [3]. Идентичность личности
подразумевает наличие Я-субъекта (Я, кто сознает) и Я-объекта (Самость, что сознается). Я,
как активное начало личности сознает свою объективную историю и признает, что на
протяжении всей этой истории основным действующим лицом было именно это сознающее
Я. Таким образом Я-субъект признает свое тождество с самим собой как с объектом истории.
© Миронов Н.А., 2016 г.